Статьи по покеру

Патрик Антониус: «Спокойный покер – залог больших выигрышей!»

1 минут читать

Покер-про Патрик Антониус без всяких сомнений относится к плеяде современных покерных легенд. В последнее время финн не так часто появляется в поле зрения медиа-сферы, однако, как оказалось, это не означает, что профессионал ушел на покой. Эти сомнения развеял подкаст журнала «Card Player», в котором Хулио Родригес на протяжении полутора часов «пытал» игрока и выяснил, что далеко не все, что пишут о покеристе, есть правда. Представляем вашему вниманию перевод основной части интервью с Патриком Антониусом. В нем от первого лица вы узнаете, когда начинал играть в покер Патрик Антониус, как складывалась его карьера, чем он занимался пока оставался «в тени» пандемийных событий.


В первый раз в покерный класс

– По всей видимости офлайн покер вновь выходит на свои позиции. Что думаешь по этому поводу?

– Это отличная новость, которая пока касается только покера в США. Судя по новостям, в Америке залы для игры в покер не справляются с наплывом игроком. Однако в Европе ситуация противоположная – там все пока закрыто.

– Как ты провел карантин? Играл где-нибудь? Однажды, знаю, засветился на какой-то яхте…

– Несколько раз играл за приватными столами – по приглашению. Но этого маловато, хотелось бы побольше игры. В настоящее время находусь в Дубае. И здесь уже поиграл. Жду начала лета, чтобы рвануть в США.

– Расскажи нашим слушателям о детских годах.

– Без тех технологий, которые сейчас заполоняют все пространство, в те времена жить было проще. У меня не было никаких проблем. Я был сосредоточен на спорте. Это были футбол, хоккей, лыжи, теннис, который и стал для меня на некоторое время основным видом спорта.

молодой Антониус

– Ты сохраняешь хорошую физическую форму и по сей день. Так было всегда?

– Откровенно говоря я был довольно хорошим спортсменом и играл за свою школу во многих видах спорта. В то же время не думаю, что был самым сильным, просто все игры с мячом давались мне легко. Да и спорт я любил и люблю, и по сей день это важная часть моей жизни. Никогда не откажусь поиграть в теннис или гольф. В общем стараюсь вести здоровый образ жизни.

– Кем были твои родители?

– Они также были приверженцами здорового образа жизни, от них мне и передалось увлечение спортом. Семья у нас небольшая: родители, я и сестра. Мама работала в детском саду, отец – водителем, развозил хлеб по торговым точкам.

– Жили в Хельсинки?

– В пяти минутах от Хельсинки – в городе Вантаа. В этом отношении мне повезло. От нашего дома за полчаса можно было добраться до единственного во всей Финляндии казино. И очень может быть, что живи я в другом месте, я бы никогда не узнал о покере или узнал о нем намного позже.

– Говорят, уже в 12 лет ты играл с друзьями…

– Да, это были два моих друга – старше меня на год-два. Они играли друг с другом на какую-то мелочь, затем и я к ним присоединился. Помню, это был не совсем традиционный покер, к примеру, 5-карточный Стад, который играли на странных ставках. Но мы играли. В хороший день можно было выиграть доллар. Но это было недолго. На несколько лет я вообще забыл про карты. Они вновь появились в моей жизни во время учебы в теннисной школе – играли там в покер с однокашниками. Но тогда это было посерьезнее. Мы играли в каждую свободную от тренировок и соревнований минуту. Может быть была даже какая-то зависимость.

– Это же было еще до «эффекта Манимейкера»? А в какой покер играли?

– Тогда мне было 15. Играли в некое подобие Омахи и довольствовались этим. О настоящих правилах Холдема и Омахи узнал позже – лет в 18.
Знакомый начал играть в казино. Как-то и я с ним пошел и с удивлением обнаружил, что в казино можно играть в покер. Через некоторое время сыграл в одном турнире по Безлимитному Холдему с бай-ином $15, который проходил в этом игорном заведении. Нормально играть я еще не умел, но сел за стол и выиграл тот ивент, в котором участовало человек 50. Получил за это хорошие по тем временам деньги. Это обстоятельство подстегнуло меня заняться покером серьезно. Тогда-то, в 1999-м, я и сделал свой первый депозит в $200. Через два месяца на моем счету было уже $30 000. И хотя я плохо понимал суть тактики, но твердо был в то время уверен, что успех зависит только от агрессии. Играл я действительно очень агрессивно: постоянные рейзы, заходил в каждую раздачу без разбора, без раздумий бетил на флопе и т.д. Понимание того, что в ряде спотов лучше отказаться от блефа, пришло позже.
Зачастую получается наоборот. Новички играют слишком тайтово и их нужно подгонять играть агрессивно. Со мной был противоположный случай. Однако моя агрессия в то время приносила выигрыш. Со временем мне стало понятно, что залогом еще больших выигрышей в покере является спокойная и уравновешенная игра. Причем дошел я до этого самостоятельно. Ведь у меня никогда не было покерного тренера, я не штудировал специальные учебники. Я лишь играл и всегда обдумывал свои действия. Да и покер в то время не был настолько популярным как сейчас. Хорошо играть мало кто умел. В онлайне я играл в основном в формате хедз-ап или за короткими столами 3-max, 4-max, 5-max. Здесь мой стиль подходил как нельзя лучше. В офлайне играть приходилось несколько иначе. Как только я понял это, начал выигрывать большие деньги.


Патрик Антониус: «В интернете про меня пишут не всегда правду»

Патрик

– Верно ли то, что ты завязал с теннисом после травмы спины и ушел на тренерскую работу, которую также бросил ради покера?

– Все не так однозначно. Хочу сказать, что информация обо мне, размещаемая в Интернете, не всегда соответствует действительности. Удивляюсь откуда в Википедии и на других ресурсах берут эти данные.
Хотя наша семья жила небогато, я благодарен судьбе за это. Прежде всего за то, что с раннего детства научился зарабатывать, за то, что стал самостоятельным. Спорт – вот, что воспитало во мне дисциплину и трудолюбие. Это пригодилось мне и в покере. У меня никогда и ничего не складывалось легко и просто. Уже в 11 лет я работал доставщиком журналов, за что получал сущие копейки. Это были огромные кипы журналов, в которые необходимо было вкладывать рекламные проспекты и доставлять по адресам. Эта куча журналов была настолько тяжелой, что мне иногда помогал отец. Да, было сложно, оплата мизерная, зато я работал и учился управлять заработанными деньгами. Копил деньги, чтобы затем покупать теннисные ракетки и другие необходимые аксессуары.
В 14 лет я также ходил по домам и продавал людям всякую ерунду. Был я и тренером по теннису – обучал малышей, за которыми всегда нужен глаз да глаз. Был в моей карьере и этап, когда я приводил в порядок корты, натягивал и перематывал струны ракеток, подрабатывал в кафе и т.д. Словом, не чурался никакой работы.

– И даже моделью поработал?

– Я никогда не расценивал это в качестве работы. Это был небольшой контракт с модельным агентством, которому нужны были фото для очередного глянцевого журнала. Зато платили они хорошо – за три часа работы я получил столько, сколько мне бы заплатили за несколько месяцев работы доставщиком журналов. После я даже несколько раз выходил на подиум, но никогда не расценивал модельный бизнес в качестве основного. И после того как в 19 лет стал вплотную зарабатывать покером, окончательно бросил это дело.

– В 19 лет приходилось совмещать покер и учебу?

– Так оно и было. Были полгода в армии, на которые о покере пришлось забыть начисто. Увильнуть от службы в армии я даже не пытался – в Финляндии таких людей не понимают.

Читайте также: Анатолий Филатов – участник GGTeam Russia


О кэше, крупных поражениях и выигрышах

– После окончания учебы в колледже ты сразу сосредоточился на кэше?

– Я практически всегда играл кэш. После первого депозита в $200 в декабре 1999 и прибавки через два месяца $30 000 в течение последующих 5-6 лет ежедневно играл по 12 часов. Вряд ли кто-то тогда играл столько же. Но мне это было абсолютно не в напряг, наоборот – в кайф.

– 2005-й стал для тебя богатым на победы в турнирах. Это в том числе победа на EPT в Бадене, $1 000 000 за второе место на WPT Five Diamond…

– Участие в покерных турнирах для меня всегда было больше развлечением. В 2005 у меня уже был хороший банкролл, так как на дорогую игру в онлайне я вышел еще в 2001-м. Не могу сказать точно, но, по-моему, в период с 2002 по 2005 годы у меня не было ни одного месяца, когда я ушел бы в минус. Это было действительно так, ведь в онлайне за месяц я играл столько коротких столов и хедз-апов, сколько вживую играл бы пару лет. Да и поля были тогда небольшими – всегда можно было сыграть с хорошим противником. Именно так я и освоил новые покерные дисциплины. Играл новый для себя лимитный Холдем $30/$60 на «старзах» против сильных регуляров. Самой дорогой игрой тогда была пот-лимитная Омаха на $10/$20. Вообще я всегда любил Омаху. Даже Безлимитный Холдем я начал катать в онлайне много позже.

– Как же получилось, что будучи одним из самых плюсовых игроков Патрик Антониус стал звездой позже? Тебе чуждо желание прославиться?

– Даже не задумывался об этом. В 2000-м, когда я действительно стал зарабатывать покером, я не задумывался над тем, что покер может стать моей профессией. Я даже не знал, что проходят большие чемпионаты по этой игре, что на телевидении есть специализированные покерные шоу и т.д.

– В противостоянии с Виктором Блумом вы разыграли самый большой банк в онлайне. Более того, в розыгрыше 10 крупнейших банков ты участвовал в четырех. Расскажи про тот период, вы же разыгрывали такие поты практически в каждой сессии.

– В то время было много гэмблинга и большие стрики. Были минусовые моменты и у меня. После появления Изильдура стало понятно, что парень настроен на крупную игру. Его приоритетом были дорогая игра, агрессия, большое количество столов. И я был уверен в своих силах, также мой банкролл позволял комфортно играть в сложившихся условиях. В сессии, когда мы разыграли тот рекордный банк, я выиграл более $3 000 000 – мой лучший день в онлайне. Веселое было время, когда устром не знаешь выиграешь или проиграешь миллион.

– А сколько вообще было сессий в твоей карьере, когда ты выигрывал или проигрывал семизначные суммы?

– Не скажу точно. Думаю, что около пятидесяти с учетом офлайна. В те времена шла большая игра, и я участвовал во многих миллионных потах.

– А как переживал проигрыши? Руководствовался знаменитой фразой, что победы не приносят столько эмоций, сколько приносят поражения?

– Это точно совпадает с моими ощущениями тогда. Выигрыши были для меня делом даже где-то рутинным. Мне казалось, что ничем иным кроме хорошего плюса моя сессия закончиться не может. Что касается поражений, то они были для меня болезненны. К такому вообще невозможно привыкнуть. Даже тем, кто, имея сотни миллионов, лишаются одного или двух. Что говорить об игроках в покер, у которых банкроллы были куда меньше. Держало в тонусе молодость и то, что играл в покер каждый день. В настоящее время я бы еще болезненнее относился к таким масштабным неудачам, так как нет игры – неизвестно, когда будет шанс отыграть потерю.

– Наверняка сейчас ты многих удивил, ведь судя по ТВ-трансляциям с турниров с твоим участием, по теле-шоу, ты далек от проявления эмоций за столом.

– Это так, я редко даю волю эмоциям. Видимо, сказывается то, что я финн. Мне также сложно проявлять радость по тому или иному поводу. Но, признаюсь, что в больших раздачах я все же нервничаю, особенно после долгого перерыва. Пандемия надолго закрыла для меня дорогу в Вегас, поэтому чтобы акклиматизироваться там мне потребуется несколько дней.


О софте, турнирном покере, хедз-ап-челленджах

– Ты говорил, что не пользовался софтом и играл интуитивно. Фил Айви из этого же отряда. Как считаешь, может ваше время в онлайне прошло, ведь здесь нельзя выигрывать без применения софта?

– Я немного поработал с GTO-софтом. Могу сказать, что это полезно для понимания основ покера. После изучения я понял, что в ряде спотов интуитивно я играл верно, но некоторые случаи меня удивили. Я постоянно учусь в игре с сильными соперниками, изучаю размер ставок, обращаю внимание на разыгрываемый диапазон рук. Покер в онлайне сегодня совсем другой, на высоких лимитах нельзя допускать даже малейших ошибок. Игра требует совершенной сбалансированности в решениях и действиях. Мне так играть не интересно. Раньше у регуляров в дорогой игре были разные, порой противоположные подходы к покеру. Когда ни один из участников раздачи понятия не имел об уровне соперников. Сейчас же каждый игрок представляет собой открытую книгу, все знают какое ожидание будет против друг друга.

Пат.Ант.

– В период с 2012-го по 2017-й ты практически не играл в турнирах. В 2018 вернулся и, заняв второе место в Super High Roller Bowl, получил $3 000 000…

– Забавно, что мои успехи в турнирах пришлись на 2005-й и 2018-й год. В 2006-м я перестал принимать в них участие – в кэше наметился тогда большой экшен. Дошло до того, что даже Главное событие WSOP я не всегда играл, так как просто не доезжал до казино «Rio». Играл тогда в основном в Австралии – там всегда хорошая структура ивентов, комфортное поле. Да и заходило мне в Австралии всегда хорошо. А почему вернулся в турнирный покер после перерыва я и сам не могу понять. Может быть после того как неплохо занес пару дорогих событий в 2017-м, что мне безумно понравилось. На этой волне и решил сыграть в турнирах в 2018-м и мне повезло. Сначала это был ивент за $25 000 в Розвадове, а затем еще четыре финальных стола хайроллеров из пяти возможных.
Если так складывается в МТТ, игра приносит невероятное удовольствие. Правда, во второй половине года мне не особенно везло, но это объяснимо. В целом же я абсолютно не против турниров, но экшен в кэше все же зачастую перекрывал интерес к ним. Ведь за одну сессию в кэше можно набить столько, сколько выигрываешь за первое место в ивенте, который играл на пределе пять дней.

– В свое время ты стал первым, кто согласился на хедз-ап вызов от Тома Двана. Что скажешь по поводу нынешних челленджей типа Негреану-Полк, Негреану-Хельмут, матчи Фила Гальфонда?

– Честно говоря, не следил за ними. Может пару раз посмотрел хайлайты баттла между Полком и Негреану. Отмечу, что получилось весело, особенно с учетом комментариев Джо Инграма. В молодые годы я без особых раздумий соглашался на хедз-ап, даже с оппонентом сильнее меня. И дело не только в том, что я любил играть и давать экшен. Дело в другом – у каждого оппонента есть чему поучиться.

– Тебе сейчас 40 лет и теперь ты можешь претендовать на место в Зале славы покера. Есть мысли по этому поводу, тем более что ты уже был номинирован туда?

– Не скрою, мне это льстит. Но я отношусь к этому фанатично, так как и сам прекрасно знаю, чего добился в покере. В признании своих заслуг со стороны не очень нуждаюсь. На самом деле кроме меня достойных Зала славы игроков много. Хорошо, что туда попадают люди, которые работают на популяризацию покерной индустрии и покерного сообщества. Мне пока рано туда – слишком мало сделал в этом отношении. Не хочу попадать туда только потому что на протяжении многих лет играю хайстекс.

Читайте также
Статьи по покеру

С октября по ноябрь: 11 дополнительных онлайн-браслетов WSOP

World Series of Poker анонсировала проведение дополнительных 11 браслетных турниров осенью 2021 года. Ресурс проведет их в период с октября по ноябрь…
Статьи по покеру

Россияне Н. Кузнецов и А. Вандышев претендуют на звание чемпиона МЕ WSOP Online

На днях стали известны имена покеристов, пробившихся в решающую часть Главного события WSOP Online, проходящего на GGPokerOK. В 9-max-составе финалки сразу два…
Статьи по покеру

Артур Мартиросян – дважды чемпион Super MILLION$ на GGPoker

Один из лучших российских турнирных покеристов Артур Мартиросян выиграл второй в своей карьере онлайн-ивент Super MILLION$, который традиционно проходит в руме GGПокерОК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

GGPokerok - скачать клиент для игры в покер на русском